Роман Михайлович Масленников (pr_maslennikov) wrote,
Роман Михайлович Масленников
pr_maslennikov

Categories:

Продолжение интервью с доктором Хасаем Алиевым, директором Центра защиты от стресса - Stress.SU

Возможности человека и законы физики


Книги доктора Хасая Алиева


Р. М.: Возможности такие есть у каждого?

Х. А.: Да и возможности не нужны. Если ты быстро бегаешь по углям, ты не обжигаешься, а если ты встанешь на них и стоишь, ты прожжешь себе пятку. А по стеклам? Если ты на отдельное стеклышко наступишь, у тебя будет море крови, а если ты на куче прыгаешь – ничего не будет, потому что куча принимает форму, это законы физики.

Когда я ездил к Вогралику с идеей кожного зрения, он попросил меня читать лекции по психотерапии для своих сотрудников на кафедре. Я дважды ездил, читал, это было на шестом курсе. А прежде чем туда поехать, один знакомый профессор сказал мне: «Чего ты туда едешь? У нас в городе есть прекрасная кафедра». Я ответил, что я же там и учусь, на этой кафедре. Он предложил подойти к зав.кафедры и поговорить о возможности проведения опытов в лаборатории.

Я связался с зав.кафедрой, и он пригласил меня домой вечером. Я сказал, что мой друг, профессор такой-то, рекомендовал прийти к вам. Несмотря на мой молодой возраст он принял меня очень гостеприимно. Я ему рассказал о тех явлениях, которые хочу исследовать, о приглашении Вогралика. А зав.кафедрой говорит: «А зачем ты едешь к Вогралику, - они, оказывается, вместе на каких-то курсах учились, он его знает, - когда ты можешь у нас в лаборатории это все сделать? Приходите на кафедру к нам завтра». Когда договаривались о времени, он спросил, знаю ли я, где кафедра. Услышав, что я студент, он был так огорчен, что даже не подал руку.

А потом он лишил меня возможности сдавать экзамены, потому что я же все-таки поехал к Вогралику. Моя мама, педагог, она вынуждена была прийти к нему и сказать: «Вот вы – коммунист, и я – коммунист. Я – декан института, и вы заведуете кафедрой. Мальчик поехал не гулять по улицам, а мальчик поехал к профессору Вогралику, прежде списавшись. И он к вам приходил, а вы его потом не пустили к вам в лабораторию. Почему вы ему не даете возможности сдать экзамен?» Он сказал: «Терапия – очень сложная наука, и поскольку он месяц пропустил…» - «Так он же отработает вам это все». - «Нет, он не отработает. Терапия – очень серьезная наука». Шизоид.

Вот так Лихтенштейн, потом зав.кафедрой – вот тебе и мединститут. За мамины деньги я ездил по всем этим людям, которые заявляли в газете или еще где-то, что они обладают феноменальными возможностями. Я их лично изучал. И тогда я увидел, как много обмана в области «Внушение и самовнушение». Одно работает, а все остальное – фокусы. И стекла, и повязки на глазах, и даже «золотой нос России», мальчик, который якобы по запаху определял цену рубля или десяти рублей. Он просто видел из-под повязки - между носом и щекой есть дырочка. И вот это мракобесие продолжается до сих пор.

Когда я, работая в поликлинике иглотерапевтом, поехал за справкой в Москву, мне все время ставили двойки, потому что я сразу стал показывать уровень гипноза, активизировать точки без иглы. Это новое направление, которое я назвал «Сигнальной рефлексотерапией». Это можно было развивать и развивать, потому что в мире такого не было. И вот здесь ставят мне двойки. Я удивляюсь, ведь я популярный врач в Махачкале, меня знают в разных местах, я у Вогралика читаю лекции, и тут мне ставят двойки по моему предмету, который я со второго курса учу, а они с нуля. Я не мог понять.

Оказывается, их сильно раздражало, что у меня в трудовой написано, что я иглотерапевт, не пройдя еще их кафедру. А там бумажка висела, кто хочет поменять группу – пожалуйста. Я думал, это тетка вредная такая. Я пошел к заведующему, а там был такой Гайденко, я ему сказал, что я хочу поменять группу, согласно вашему официальному объявлению. Он говорит: «Ты еще и жалуешься?» - я говорю: «Я не жалуюсь».

Была зима, курсы три месяца, и я ходил в шапке. Шапку в Боткинской больнице, где у нас проходили занятия, вахтерши на вешалке не принимали, дабы если кто украдет, чтобы они за это не отвечали, а в палату с ней не войдешь – запрещали. Я ходил без шапки и, естественно, простыл. И когда я сидел простуженный, женщина, проводившая занятия, мне сказала: «Вы, кажется, больны». Я говорю, да, я нездоров, вчера начал чувствовать температуру. «Немедленно идите и восстанавливайтесь, выздоравливайте, я вижу, что вы больной». Я думаю, какая она все-таки благородная, а она говорит, мол, иначе вы нас всех тут заразите.

Через пять дней, когда я пришел, она спросила с меня справку: «Вы же все-таки на рабочем месте, вы должны были получить у врача справочку». Я сказал, что здесь все врачи и сами меня лечиться и направили. «Нет, давайте справку». И тогда я пошел, поменял группу, а мне Гайденко сказал: «Ты еще и жалуешься? Двоечник, еще и жалуешься? И пропускаешь занятия». А в это время у меня в журнале по неврологии в Москве находилась статья, уже четыре месяца я не мог получить ответ. Рецензент не издает и не издает! Оказывается, она у этого Гайденко была.

Он мне говорит: «Придется нам тебя отчислить». Я говорю, мол, напишите мне справку, что я двоечник что-то еще, потому что не поверят мне в Махачкале, я там популярный врач, многие мной довольныА я в Москве стекла не бил и не пьянствовал. Не поверят. Он сказал: «Слушай, ты мне голову не морочь» - написал, что я прогульщик и двоечник. Потом я говорю: «Послушайте, давайте сделаем по-другому. Я понял, что мне надо от вас уйти, с кафедры, давайте сделаем так: пока я здесь, еще денечек, воспользуйтесь этим, я вам помогу план ваш учебный перестроить. Потому что, если мы здесь полтора месяца вместо специфики предмета обучаемся тому, как кипятить иголки, так давайте я вам помогу план учебный наладить, пока я здесь». И тут он меня взял так нежно за плечи, выводит из кабинета и говорит: «Знаешь, дорогой, этот учебный план составляли такие киты, как Вогралик, Усова, Морохов». Я ему говорю: «Да в чем дело? Я ему позвоню». Он же не знает, кто я такой! Он говорит: «Слушай, иди отсюда».

И буквально через неделю я получаю из журнала рецензию. Там написано, что рецензент просит передать статью другому рецензенту, поскольку предмет не входит в объем его компетенции. Таким образом, от одного и того же человека у меня две справки: одна справка, что я двоечник, а другая, что в том предмете, который я изучаю, он не разбирается.

Я приехал к Вогралику, говорю, мол, не могли бы вы мне справку дать, что я у вас курс прошел. Он говорит: «А что, у тебя еще справки нет? Тебя еще не посадили?» Позвонил проректору и говорит: «Я вас хочу познакомить с выдающимся рефлексотерапевтом из Махачкалы. Можно я впишу во все книги, что он у нас прошел трехмесячный курс?» - ему ответили, мол, о чем речь, раз вы просите-то?

И вот судьбы людей, Джуны, например. Несчастная женщина. Или был такой Фад. Я был у Кеосаяна на встрече, на телевидении, «Вечер у Кеосаяна», и там у него колдун сидел, который на «Битве экстрасенсов» был, который умер. Меня пригласили, я думал, что я там буду сидеть, а меня в рядах посадили, микрофон повесили, я там для массовки был. И я взял и перевернул всю процедуру этой встречи по телевизору, потому что этот Фад с такой медалью сидел. Вот судьбы людей – тоже умер, несчастный. Потому что они жили в заблуждении. Они умирают от трагедий. Потому что он на самом деле верил… Вот как Джуна, она в заблуждении, почему она несчастный человек сейчас? Где все эти ее биополя и так далее? Там кто-то в зале, когда она проводила занятия, делала пасы руками, вдруг упал в обморок, и она сказала, что это у нее биополе из-под контроля вышло. На самом деле, у меня в зале, когда я психотерапию провожу, кто-то может упасть в обморок от перевозбуждения, как у стоматолога, например. Но она настолько неадекватно оценивает ситуацию, она верит, что ее руки что-то излучают...

Когда ты становишься необходимым, тебе начинают за это платить. Поэтому одним из мотивов побудить себя занять любимым делом – ты все равно будешь за это деньги получать, когда ты повысишь свой уровень в этом мастерстве, и ты станешь людям нужен. Это первое.

Второе:
если больной пришел, психологи правильно делают, что они выискивают его хобби. Ты, если не своим делом занимаешься в производственном масштабе, то ты хотя бы для души занимайся хобби каким-то. Они обычно спрашивают про марки или предлагают собачку завести. Да причем тут марки?! Созидательная деятельность любимая, а не созерцательная. Я, говорят, люблю в Египет ездить, вот мое любимое дело. Созидательная деятельность!

Р. М.: Вот вопрос озвучивал: все ли проблемы со здоровьем действительно из головы и от стрессов? Соответственно, где корень?

Х. А.: Все проблемы могут быть от сифилиса! Если ты заразился, то у тебя проблем в жизни, как говорится, раньше было много, а теперь одна – как вылечиться? Поэтому говорят, что все проблемы от нервов, а одна от сифилиса. Есть еще вирусы другие, например, есть радиационное излучение, есть химические отравления, то есть не все проблемы от головы, конечно.

Но, в основном, человек находится в противоречии с самим собой, своим организмом и деятельностью. Душа и тело требуют согласования. Психические и физиологические проблемы уходят, когда человек занят деятельностью, соответствующей его текущему состоянию – тогда душа и тело в единстве. То есть, когда ты занят любимой деятельностью или действиями, подбираемыми в соответствии с текущим состоянием – это и есть ключ.

Вот, например, когда ты бежишь или плаваешь и думаешь о своих проблемах, или когда ты ходишь с телефоном туда-сюда по комнате, когда вдруг появляется в голове какая-то проблема, ты начинаешь ходить чаще. Таким образом, мозг повышает частоту движений, и поддерживает равновесие ума. А что, например, принято в нашей физкультуре, и почему ее никто не делает, в основном? У нас говорят: ты должен внимание зафиксировать, отвлечься от своих проблем, и зафиксировать на теле, как ты делаешь упражнение. Это в корне неправильно, потому что если ты фиксируешь внимание на том, на чем оно естественным образом фиксируется, то есть на своих проблемах, и делаешь физические упражнения, то частота их повторяемости начинает синхронизироваться с уровнем твоего напряжения. И тогда они делаются правильно, и они помогают тебе решить твои жизненные проблемы. Поэтому синхрометод «Ключ» устроен на том, что мы даем ему какое-то упражнение, которое ему больше всего подходит, то есть то упражнение, которое он может делать с минимальными усилиями. И мы говорим: «Ну-ка, сделай его, но при этом думая о своих проблемах, а не о том, как делать упражнение или о своем теле». Думай о своих проблемах!

Вот Беслан, например. Мать думает: сын был, сына нет. Как можно ей сейчас говорить, чтобы думала о хорошем? Ты говоришь: думай, о чем думается, но при этом делай вот это простое повторяющееся движение. И вдруг через десять-пятнадцать минут, ровно так же, как и бегун, войдя в ритм бега, вдруг ему становится легко. Оказывается, в этот момент происходит перезагрузка мозга. Поэтому многие не делают физкультуру, а если спросить: кто же делает? А именно тот, кто, например, бегает и в ритм попадает. Или плывет и в ритм попадает и может плыть бесконечно. И в голове пусто. То есть, есть момент, когда мозг перезагружается как компьютер, через обнуление. Это происходит, когда ты точно подобрал действия, соответствующие твоему текущему состоянию. Если точно не можешь подобрать, возьми движение, повторяй, думая об актуальных жизненных проблемах, и тогда движение начнет повторяться с той частотой, которой организм требует для решения этих проблем. Ты и проблемы решаешь лучше, потому что становишься спокойнее, и организм в систему согласуется. Это принцип индивидуального подхода. Потому что в обычной физкультуре говорят «делай как я» вместо того, чтобы говорить «делай, как ты делаешь». Потому что неизвестно, как он должен делать, нет критерия для подбора движений. В нашем спорте и физкультуре нет пока критерия для индивидуального подбора упражнений, там все зависит от мастера, как он видит своего подопечного, как он ему посоветует, а научного критерия нет, нет индивидуального подхода. У нас есть скорость автоматизации выполняемой деятельности. Если какое-то упражнение делая, пять раз надо повторить, чтобы вышел на автомат, то другое упражнение – два раза и вышел на автомат, вошел в ритм, значит, то упражнение, где ты быстрее автоматизируешься, оно твое. То есть как туфли по размеру, нужно, чтобы они тебе не жали. Таким образом, перебирая разные движения, наблюдая за скоростью их автоматизации, ты можешь подобрать ему «его размер». Куда он быстрее входит в ритм, там и его область деятельности.

Р. М.: Когда есть возможность лечиться самовнушением, и когда уже нужно идти к врачу? Есть ли эта грань? Как ее понять?

Х. А.: У меня приходят пациенты, чтобы снять стресс с паниками. Вот у него паники, ему, конечно, лучше в первую очередь прийти к специалисту, чтобы разгрузиться, перезагрузиться; а во вторую очередь мы его обучаем стрессоустойчивости, и он уже дома делает упражнения, пять минут в день, а по эффекту как сорок минут аэробики. Конечно, у него высокая устойчивость. Значит, в первой части его надо восстановить. Это уже к специалисту. Потом уже я как специалист, или наши сотрудники, психологи, дают ему пять упражнений по одной минуте как домашнее задание. Потом он сам делает, мы ему уже не нужны.

Первая стадия нужна, чтобы помочь ему восстановиться, вытащить из болота и научить, а потом он сам этим пользуется и мы ему уже не нужны – это вторая стадия самостоятельной работы.

Р. М.: То есть, серьезные болезни – это все равно к врачу надо?

Х. А.: Да.

Р. М.: Пара слов о вашем центре? Вы говорили, здесь проходят занятия. Для кого?

Х. А.: Для силовых структур; для спортсменов высокого уровня; для подростков, которые хотят лучше сдавать экзамены; для беременных женщин, которые хотят родить более здоровых и талантливых детей; и для любого человека, который интересуется развитием своей эффективности в любом деле. Чаще всего это бывают люди, которые хотят чем-то заняться, а как поработать над собой, чтобы открыть свой творческий потенциал или найти свою область деятельности, не знают. Вот тогда мы им даем инструменты, с помощью которых они лучше понимают, чего они на самом деле хотят, и как достичь этих результатов наиболее коротким и доступным для себя способом.

Р. М.: Может быть вы, наблюдая за какими-то политиками или известными товарищами, сможете оценить, кто себя умеет хорошо восстанавливать? На кого, может быть, стоит равняться, спросить совета? Кто хорошо, может быть, следует себе? Вообще, реально ли на таких высоких позициях время выделять на такие вещи? Кажется, что это трудно совместить так: такой плотный график и занятия собой.

Х. А.: Аганбегян меня когда-то пригласил для того, чтобы я обучал директоров промышленных предприятий ССР. Одних только героев соцтруда там человек двадцать было. Это был очень почетный круг. Эти директора три дня в каком регионе собираются за полгода, и по сорок минут в день мне давали время, несмотря на перенасыщенный график их общения. Потому что они жаловались на то, что они даже дома не могут отключиться от проблем.

Так вот, если человек заряжен какой-либо деятельностью, и у него нет времени ходить в фитнес-центр, заниматься йогой, медитацией и так далее, «ключ» - это находка для таких людей, не имеющих времени. Как раз таки им это и нужно, во-первых, для того, чтобы принимать адекватные решения без страха, потому что когда он в процессе страха за ошибку или под влиянием стереотипов, впечатлений, иных каких-то целей, принимает решение, оно не совсем плодотворное. Творческое решение, мудрое, можно принять находясь только в творческом состоянии, а это состояние без стресса. Это не состояние расслабленности, а это есть состояние внутреннего равновесия, душевной и физической согласованности.

«Ключ» (сайт - http://www.stress.su/) сегодня – самый простой, самый доступный. Кстати, по всем документам сегодня все необходимые институты после изучения метода, подписали, что он полезен для массового применения. Самый простой, самый доступный способ приведения себя в нужное состояние. Пять минут в день, и человек все время чувствует себя нормально и способен ясно мыслить.


Р. М.: И отпуск не нужен?

Х. А.: По крайней мере, гораздо меньше нужен. У отпуска есть много других хороших качеств, например, повстречаться с девушками или еще что-то.



Записал Роман Масленников




Tags: здоровье, интервью
Subscribe
promo pr_maslennikov december 27, 2009 14:29 5
Buy for 100 tokens
Вы знаете, в телевизионном производстве программ есть такой секрет: все вечерние ТВ-передачи (шоу, игры, концерты, ток-шоу) идут на темных тонах. Утренние, "светлые" телепередачи: 100 к 1 Сам себе режиссер Здоровье Пока все дома Вечерние, "темные"…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments