Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

pr-maslennikov, ПРОСТОР, pr

Сергей Фаер: "Никакого «черного» пиара. Все мои кампании белые и пушистые"



Представьтесь, пожалуйста?

Сергей Фаер, траблшутер. Траблшутер — это специалист, который разрешает неразрешимые задачи. Причем, я разрешаю их в совершенно разных областях: от технических задач до задач рекламного и маркетингового бизнеса, задачи пиара — что угодно. Самое главное, чтобы эти задачи были неразрешимые. Если никто до меня с этим не справился, никакие консультанты, сама фирма, заказчик, то они могут обращаться ко мне. Решение неразрешимых задач — это мой конек.

Задач из какой области обычно больше?

Сейчас поступает очень много задач по раскрутке. Кризис нарастает, бизнесы схлопываются, нарастает конкуренция. Как выигрывать на таком огромном рынке? Нужно снизить цену. А как это сделать, не снижая прибыли? Снизить себестоимость.

Второе направление — выиграть жесткую конкуренцию на рынке. Чтобы обращались только к тебе, покупали у тебя, любили тебя.

Сюда входит политический рынок?

В том числе. Бизнес и политика — это одно и то же. Просто в политике, на выборах кризис происходит всегда. Поэтому меня и затащило в выборные кампании в 1991-м году. По роду своей деятельности я тризовец. ТРИЗ — теория решения изобретательских задач. Я умею решать сложные задачи. Поначалу я решал их в технике, а затем жизнь заставила решать их при консультировании в страховом бизнесе, банковском, в рекламе, маркетинге. Именно здесь были деньги, пока лежали заводы.

В конце концов меня затащило в выборные компании, потому что там самая жесткая конкуренция, самые жесткие сроки и нормальные бюджеты. Если в обычном бизнесе новую идею приходится очень долго согласовывать, так как рискованно предпринять какой-то шаг, особенно если решение острое, приходится очень долго согласовывать бюджет, внедрять, отслеживать реакцию (а это месяцы), то в политике, в выборах, всё это происходит мгновенно. Нет времени на раскачку – если сегодня на кандидата кто-то где-то напал, нужно настолько быстро принять решение, чтобы завтра оно уже было растиражировано сотнями тысяч.

Очень высокая ответственность, нельзя ошибаться; очень сжатые сроки и сумасшедшая конкуренция. Все вокруг только и делают, что бьют друг друга. Ты должен научиться применять айкидо. Если ты не научился использовать нападение противника в свою пользу, то ты ни одни выборы не выиграешь. Я бы сказал, что это экстремальный вид «спорта». Поэтому такая школа была очень полезна для тренировки мозга будущего траблшутера.

Я же не навсегда в выборах. Я пришел сюда, поработал 15 лет, натренировался в решении задач, заработал деньги, репутацию, наработал свои инструменты решения задач для тренингов и вернулся обратно в бизнес примерно в 2006-м году. Тогда я вернулся к своим тренингам о решении неразрешимых задач, развитии креативности, нахождении красивых идей в рекламе, в бизнесе, в жизни.

Как вы пришли в ТРИЗ? У кого учились?

Я был вот таким «повернутым» класса с десятого. Мне было интересно изобретать, решать рудные задачи. Читал научно-технические журналы: Знание – сила, Техника молодежи, Химия и жизнь, Наука и жизнь. Всю жизнь мечтал решать технические задачи, был изобретателем по жизни. Вдруг мне попалась на глаза книга Альтшуллера «Найти идею». Я в нее влюбился и понял, что это то, что мне надо, что я должен поскорее уволиться со всех работ, что хочу решать чужие задачи за деньги.

И как только я смог уволиться после института, я пошел в свободный рынок. А тогда можно было прямо с улицы зайти к директору страховой компании или банка. Классные были времена. Я приходил, удивлял, с ходу решал их задачи и тут же получал хорошие заказы. Без разницы какие — рекламные, менеджерские, изобретение новых видов страхования, банковских услуг.

Что значит зайти с улицы?

Это значит, что я зашел в офис, наверху сидит директор, а внизу сидят его помощники, подчиненные. Вот такие маленькие у нас были банки или страховые компании. И мне нужно было сначала удивить кого-то в офисе, показать им, что у них будет шанс продвинуться по карьерной лестнице, если они познакомят меня со своим директором. Они просят это доказать. Тут же при них начинаю показывать какие-то фокусы, решая их задачи.

Удивляются, пытаются познакомить меня с кем-то выше, пока вот так не доходим до директора. Встречаюсь наконец с директором, и нужно удивить и его. Чудеса продолжаются.

Например, первая моя встреча с банкирами произошла после того, как я сперва удивил страховую компанию, поработал с ними, все было классно. В 1991-м году каждая страховая компания мечтала, чтобы на нее обратили внимание банки, всячески пытались с ними задружиться. Для этого они создавали различные проекты, программы, продукты. И тут они видят такого интересного парня, который может помочь им подружиться с банком в том случае, если он и для них тоже сделает что-нибудь интересное.

Помогают встретиться с банкирами. Я прихожу в кабинет к двум владельцам банка, расспрашиваю о проблемах. Главная проблема — это невозврат кредитов. Декомпозирую их задачу, в результате чего у них перед глазами потихонечку в течение часа вырастает огромное дерево, где каждая задача связана с другой, видны основные противоречия, ключевые задачи и длинные причинно-следственные цепочки. Они понимают, что цепочки достаточно разорвать в любом месте, чтобы пропала конечная задача и т.п.

Их удивил этот фокус – с крупной проблемой, оказывается, можно бороться десятками способов. В итоге, я получаю несколько заказов от банка. Это и были такие времена, когда можно было зайти с улицы и получить заказ.

Полжизни человек работает на имя, а потом полжизни имя работает на него. Моей задачей было сделать так, чтобы на имя я работал не полжизни, а года два. Как у вас есть «взрывной пиар», так и у меня было взрывное создание имени. Конечно, в итоге имя пришлось создавать лет семь. В эти же семь лет вошло и создание книги.

Каждая выборная кампания — это порядка 30-40-50-ти сложных и красивых неразрешимых задач. Это колоссальный опыт. У меня за плечами более 40 выборных кампаний. Когда я начал писать книгу ("Приемы стратегии и тактики предвыборной борьбы" - прим.инт.), их было уже около 20-ти. И на таком богатом опыте уже можно было создавать свои приемы, свои стратагемы, свои принципы работы на выборах в России.

Интересный момент, как я зашел на выборы. Понятно, что у меня уже было несколько лет работы на рынке рекламы и маркетинга, но в выборах я никогда не участвовал. И тут мне мои знакомые говорят, что я могу попробовать себя на выборах с одним из кандидатов. Он находится в довольно стрессовой ситуации: команды нет, до выборов остается две недели — в общем, у него уже практически всё пропало. Дескать, но вдруг ты сможешь ему чем-то помочь. И я решил попробовать.

ИСПОВЕДЬ ТРАБЛ-ШУТЕРА № 31.

1991 год. Выборы местного уровня. Знакомлюсь с кандидатом. Он такой же новичок в политике, как я в политтехнологиях. Приступаю к тренингу. Выясняется, что кандидат совершенно не готов выступать перед аудиторией, даже в биографии путается – не знает, что надо говорить, а что лишнее.

Будем тренироваться, – говорю я.

Да зачем тренироваться? Там местный кинотеатр, людей раз-два и обчелся. Притом первая встреча, народ еще не раскачался, кандидаты еще не готовы. Придём, пообщаемся с бабушками, посмотрим на конкурентов…

***Думаю. Для моего кандидата эта встреча проходная, ничего не решающая, поэтому он такой расслабленный, умиротворенный. А ведь также себя сейчас чувствуют и конкуренты… грех этим не воспользоваться. Попались голубчики! Надо срочно готовить и тренировать выступление. Наш кандидат будет молодцом – мы всех сделаем! Но что это даст? Ну, увидят его блестящее выступление пять бабушек и три дедушки и что? Как нам выиграть не только эту встречу, а всю кампанию?

Парадокс: «Встреча в сельском клубе с десятком случайных избирателей. Как выиграть всю выборную кампанию всего лишь одной этой встречей?»

Мы выиграем, если эти дебаты увидят все жители. Решение созрело мгновенно, важно было лишь поставить неразрешимую задачу.

потренируемся выступать вживую, – продолжает кандидат.

Стоп! Мы сейчас будем очень тщательно готовить речь, шлифовать биографию и оттачивать программу. Потому что завтра мы должны победить и поставить точку во всей кампании.

На лице кандидата буквами 72 кегля было написано все, что он обо мне подумал. Обычное дело – кто слышит мои парадоксы впервые, всегда так реагирует. (Уважаемый читатель, посмотрите потом подвал странички – интересно, как на парадоксы среагируете вы? )

Как проходили дебаты: Почти пустой зал кинотеатра. На сцене ведущий и восемь кандидатов. На первых рядах человек 10 пенсионеров. Но никто со сцены на этих избирателей не смотрит. Никто вообще ничего не видит и не понимает! И это не мудрено. Потому что все взоры устремлены на четыре работающие видеокамеры с какими-то яркими лейблами, на микрофоны, на операторов, на софиты... Мало того, что все конкуренты были не готовы, так их еще от страха разбил паралич.

Каждому на выступление дали 3 минуты. Но лучше бы они промолчали… Наш кандидат выступил молодцом.

В роли операторов – мои друзья, видеокамеры бутафорские – без пленки, а записывающая была только одна. И этого видео нам хватило на всю оставшуюся кампанию – крутили сборный фильм, без купюр, по модным в то время кабельным каналам.

Важнейший принцип трабл-шутера: не может быть второстепенных шагов. Каждое наше действие должно приближать к победе! Если мы что-то делаем, то это должно быть на порядок сильнее, чем у конкурентов.

Опубликовано на www.facebook.com/triz.business

Таких ситуаций у меня было миллион! Если я делаю биографию, то ставлю себе задачу: это должна быть не проходная биография, она не должна валяться в мусоре, ее должны прочитать и потом пересказывать друг другу, она не супер дорогая, но за ней должны выстраиваться очереди избирателей, она исчерпывающая, но прочитывается вмиг, ее трудно забыть.

Должен сказать, что на выборах я не внесистемник. Есть институтские команды, которые специально занимались выборами, социологией, политологией… Я же инженер, изобретатель, креативщик. И вдруг прихожу в выборы и начинаю побеждать сперва одну московскую команду, потом другую суперкоманду. В общем, победил политтехнологов, кандидатов и докторов наук — против инженера никто не устоял (смеется).

У меня вначале подход был такой: чистый мозг. Я не знаю, как проводить выборы и что это такое. У меня нет никаких шаблонов и стереотипов. Я просто смотрю, какие здесь проблемы и задачи, а потом постепенно начинаю их решать. Так у меня рождаются все эти листовки, ходы, пиар-акции. Я не знаю, что про это пишут в книгах, я просто вижу проблему и знаю, что она должна быть решена. Для каждой выборной кампании изобретаю что-то новое. Я делаю так, что каждая моя программа, биография, любая листовка никогда не исчезает в мусоре. Я притащил рекламные принципы в область политики.

Конкуренты же летали где-то в облаках, используя политологию, психологию, социологию. И часто говорили на языке, непонятном людям.

Самые легкие заказы получали крупные московские фирмы, которые были у всех на слуху. Мне же доставалось то, от чего все отказались. Это самые провальные кампании, где выиграть невозможно. Именно благодаря этому у меня и появилась такая огромная практика решения неразрешимых задач.

Тем не менее, вы закалились в выборах?

Да! И еще такой принцип: я никогда не тащил на выборы грязь, никакого «черного» пиара. Все мои кампании были белые и пушистые.

Удивительно!

Например. Учителя и родители самая благодарная аудитория на выборах. Но как с ними разговаривать? На том языке, который им понятен и интересен. Мы говорили, как воспитывать детей через креативность, если у вас на это нет времени. Пока ведешь ребенка в садик или школу, у тебя есть пять минут, чтобы проделать такие-то и такие-то простые упражнения.

Мы делали такие потрясающие материалы, которые расходились миллионным тиражом. Люди просили сразу по пять листовок, чтобы потом раздать их соседям. Когда вообще такое было, чтобы на выборах народ стоял в очереди за предвыборными материалами?

От чего в большей степени зависит успех любой кампании по раскрутке?

Во-первых, от идеи. Плодотворная дебютная идея, как говорил Остап Бендер. Я называю это стратегией. И эта стратегия должна быть не навязана, не притащена извне. Она должна вырасти сама изнутри, из тех ресурсов, которые уже есть у команды, у директора, у окружения. В понятие «ресурс» я включаю даже сами проблемы. Всё, что плохо, также должно стать нашей победой, обратить вред в пользу. Если мы заметем под ковер какие-то минусы и негатив, это всё равно разроют конкуренты и вдарят по нам, когда мы этого совсем не ожидаем. Наша стратегия должна также учитывать и наши недостатки, чтобы в дальнейшем обратить их в плюс, в пользу. Это первый залог успеха.

Второй — это когда у нас изначально потенциально сильный проект, клиент, товар, услуга, фирма. Третье — смелость. В бизнесе это еще жестче, потому что там никто рисковать не будет. На выборах риска побольше, потому что деваться некуда, надо как-то шевелиться. Если как-то напортачим, то потом как-нибудь переиграем.

Если кандидат трус, который не может себе позволить острых шагов, то ему вообще ничего не светит. Особенно, если у него нет суперадминистративного ресурса, чтобы правильно голоса посчитали. Мы на выборах всегда использовали очень смелые ходы. Иначе на грязь, на слухи, на «черный» пиар не ответить. У американцев выражение показывающее, что от слухов невозможно отмыться: «Слухи — это как бросить дохлую кошку. Кошку выбрасывают, а вонь остается».

Ну вот поползли слухи против кандидата. И что нам делать? Показывать справку, что я он не голубой, не сидел в тюрьме, не пьяница, не растлевал малолетних, не выгонит украинцев и т.д.? Чушь! Слухи — это мерзость, но очень эффективная. Как же с ними бороться? Я не видел, чтобы кто-то умел хорошо это делать. Но мы с командой делали это всегда и успешно. Любая грязь против нас всегда обращалась вспять.

Мы всегда думаем, как же сделать так, чтобы наши клиенты, наши избиратели однозначно поняли, что это вранье, однозначно поняли, кто именно это вбросил.

Насколько хорошим является прием, когда обвинения в ваш адрес доводятся до абсурда?

Это отличный прием! Например, есть одна старая история, которая ходит еще со времен СССР. Собрались журналисты брать интервью у директора какого-то колбасного завода, где произошло некое ЧП. И пока выясняли, что за ЧП, один из журналистов задает совершенно неожиданный вопрос: «А правда ли, что вы в свою колбасу кладете туалетную бумагу?» Ведь действительно ходил такой слух среди населения. Вот и как ему отвечать? Неужели сразу бежать и показывать, что всё по ГОСТу, показывать лабораторию, процесс производства, контроль качества? Нет, это не сработает.

Нужно отвечать быстро, тоже в лоб и доводить до абсурда. Поэтому он ответил: «Класть сюда туалетную бумагу слишком накладно, она стоит дороже мяса. Вы сами можете это посчитать». Всё! Вопрос снят, народ ржет, а байка тут же стала распространяться, как вирус. Это классный прием.

Продолжение http://pr-maslennikov.livejournal.com/787829.html

promo pr_maslennikov december 27, 2009 14:29 5
Buy for 100 tokens
Вы знаете, в телевизионном производстве программ есть такой секрет: все вечерние ТВ-передачи (шоу, игры, концерты, ток-шоу) идут на темных тонах. Утренние, "светлые" телепередачи: 100 к 1 Сам себе режиссер Здоровье Пока все дома Вечерние, "темные"…
pr-maslennikov, ПРОСТОР, pr

Подборка жизненных цитат GSElevator с Уолл-Стрит

Скоро в Москве будет Волк с Уолл-стрит. А вот о чем там "говорят".



Автор циничного твиттера о сплетнях, якобы подслушанных в лифте банка Goldman Sachs на Уолл-стрит, собрал почти 700 тысяч читателей, прошёл через скандальное разоблачение и написал книгу, которая выйдет в следующем году.

Мы собрали для вас лучшие из них:

— Каждый телефонный разговор я начинаю со слов «Мой телефон почти сел и может отключиться, так что давай по–быстрому».
— Если у вас хороший метаболизм, голова полна волос и хорошая работа — не женитесь молодым, подождите 10 лет и делайте выбор.
— Статистически, тебе нет смысла волноваться, как выглядит мама твоей первой жены.
— Я бы с тобой согласился, но тогда мы оба будем неправы.
— У соседа трава зеленее, потому что удобрена дерьмом.
— Музыка была лучше во времена, когда разрешали петь некрасивым людям.
— Если меня уволят – это будет хорошей проверкой моей жены на верность, если же меня повысят – то проверкой меня.
— Когда жизнь сует тебе под нос лимон, закажи себе хвост лобстера к нему.
— Аккумулятор моего Айфона — это то, что заставляет меня спешить домой.
— Если жена предлагает мне минет, значит, пора делать выписку с карты.
— Новый признак крутизны – встретиться с друзьями и ни разу не заглядывать в телефон.
— Научи человека ловить рыбу, и он снова проголосует за того, кто ему пообещает дать эту рыбу.
— Тот факт, что есть уродливые проститутки, исчерпывающе показывает суть мужчин и свободного рынка.
— Американские жиробасы 20 лет готовились к этой зиме.
— У большинства знаменитостей нет даже университетского образования – так какого черта вообще с ними советоваться по какому-либо серьезному вопросу?
— Я открою тренажерный зал, который превратится в бар после октября.
— Хотел бы я любить хоть что–то так же, как я всё ненавижу.
— Сложно поверить, что Итальянцы когда-то были Римлянами.
— Только неандерталец опускается до физического насилия. Я же предпочитаю унижать морально, ломать дух и лишать надежды.
— Моя первая жена была ярой противницей абортов, пока моя подружка не забеременела.
— Дестини, Фэйт и Карма (destiny, faith, carma – судьба, вера, карма) – так зовут стриптизерш в Атланте.
— Одна из моих любимых вещей – когда кто–то размещает свою селфи, и никто ее не лайкает.
— Слушание собеседника на половину состоит из ожидания своей очереди сказать, а на половину из напоминаний себе менять выражение лица каждые 10 секунд.
— Мне кажется, алкоголь создает больше людей, чем уничтожает.
— Когда я слышу «Есть минутка?» – я понимаю, что сейчас я потеряю полчаса, которые никогда не смогу вернуть.
— Будь собой – отличный совет примерно для 5% людей.
— Тату это не моё – я же не вешаю наклейки на бампер своего Ламборгини.
— Скоро ты поймешь, что тишина – лучший способ послать на хер.
— Когда ты травишь свои истории – я думаю только, насколько же короче они могли быть.
— Лучшая месть – это положить болт.
— Начинаем, наконец, смотреть первый сезон "Во все тяжкие"… или идем учиться на пилота самолёта.
— Когда мне говорят «Надо нам как–нибудь встретиться», я отвечаю «Конечно, я позвоню тебе». Это ложь в ответ на ложь.
— Бедняки едят столько фас–фуда, что кажется, их время стоит безумных денег.
— Я просто хочу быть достаточно богатым, чтобы не быть зацикленным на деньгах.
— Нет человека, чей кредитный рейтинг ниже, чем у того парня, который размахивает 100$ купюрой на фото.
— 98% людей, комментирующих в сети смерть Манделы, не смогут ответить на простейшие вопросы о его жизни.
— Она подруга спросила меня, что я буду делать, если у меня будет 10 миллионов баксов. Я ей ответил: «Спрошу, где все мои остальные бабки».
— Мне не нужен чехол для Айфона – я что, безответственный или нищий?
— Не стоит выходить на пенсию до тех пор, пока твои накопления не приносят тебе больше, чем ты получал в свой лучший год.
— Айфон 5С – самый милый способ сказать «я беден».
— Прежде чем люди могут высказывать свое мнение по Сирии, они должны сперва показать её на карте.
— Как жаль, что тупость не причиняет боль её носителю.
— Цветы и извинения в разы проще, чем что–то менять в себе.
— Карабкаясь на вершину пищевой цепи, мы ведь не были вегетарианцами.
— Большинство людей даже в фильме про свою жизнь играли бы роль второго плана.
— Тебя нет в социальных сетях? Как же тебя найдут твои одноклассники? – Пусть наберут моё имя в Гугле.
— Феминистки – это уродливые неудачницы, которые ищут оправдание своим поражениям.
— Пожалуйста, давайте прекратим именовать их «хипстерами» и снова станем звать «сосунками», как в старые добрые времена.
— Если бы составление мнения о человеке по первому впечатлению было Олимпийским видом спорта, меня бы заподозрили в приеме допинга.
— Слишком много людей всё ещё отвечают на звонки так, будто не знают, кто звонит.
— Какой машиной можно впечатлить девушку? – Банкоматом.
— Если ты кого–то любишь очень сильно – сломай его дух, чтобы у него никогда не было воли уйти от тебя.
— Если ты можешь быть хорош в одной вещи – будь хорош во лжи. Тогда ты будешь хорош во всём.
— «Он неплохой парень, если узнать его поближе» – это отличное определение мудака.
— То, как легко человек обижается, прямо пропорционально тому, как он туп.
— В мире 2 универсальных языка – английский и громкий медленный английский.
— Детишкам пора усвоить урок – Санта любит богатых детей больше.
— Если хочешь умереть богатым – живи согласно 3–м правилам: если это летает, плавает или трахается – арендуй, а не владей этим.
— Я всегда узнаю банкира в баре за 1 минуту – он сам мне говорит об этом.
— Чего ради я должен жениться – это ведь, считай, делать ставку на половину твоего состояния, что ты будешь любить её вечно.
— Кто–то ещё верит в правосудие, когда все умные люди откосили от обязанности быть присяжными?
— Стрижка – хороший экономический индикатор. В плохие времена люди ходят стричься раз в 8 недель, в хорошие – раз в 6. Я хожу каждые 3 недели.
— Мои либеральные друзья в восторге от нового Айфона, сделанного китайскими детьми с использованием редкоземельных металлов, добытых рабами, от компании, которая не платит налогов.
— Самые крутые клички людей – те, о которых они не в курсе.
— Ни одна телка на самом деле не является настолько счастливой, какой кажется на Фейсбуке, такой сексуальной, какой кажется в Инстаграме и такой остроумной, какой кажется в Твиттере.
— Как общество, мы умны как никогда, просто технологии дали право голоса несмышленой массе.
— Были времена, когда неугодных ссылали на острова. Теперь приходится покупать остров, чтобы быть от них подальше.
— Я хочу подружку, сильную и независимую настолько, чтобы быть способной поменять спустившее колесо, и привлекательной настолько, чтобы никогда этого не делать самой.
— Нужно сделать так, чтобы функцию «Ответить всем» в почте нужно было заработать.
— Когда меня спрашивают, как я поживаю, я обычно лгу, что хорошо, хотя на самом деле в разы лучше.
— Я просто хочу быть достаточно богатым, чтобы ненавидеть выходные – то время, когда всякие отбросы вылезают на улицы.
— Ожирение и голод – 2 крупнейшие проблемы общества. Это объясняет человеческую натуру.
— Дарвин не принимал в расчет такой расклад в мире, при котором умные люди имеют меньше детей, чем тупые.
— Если ты перед писсуаром закидываешь галстук на плечо, то либо у тебя слишком длинный галстук, либо короткий член.
— Работай упорно, питайся правильно, занимайся физически, не бухай много и покупай лишь то, что можешь позволить. Это же не ядерная физика.
— Я бы посмотрел такое телешоу, в котором подростки описывают свои самые любимые Инстаграмы ветеранам 2-й Мировой.
— Мы были бы менее критичны к женскому телу, если бы нам пришлось ходить с членом напоказ 24/7.
— Капитан Нигерийской сборной предложил возместить все траты болельщиков по переправке команды в Бразилию. Он сказал, что ему нужны лишь их банковские данные.
— Тот факт, что большинство людей слишком глупы, чтобы узнать, насколько они тупы, является основой, скрепляющей наше общество.
— Все кошки – либертарианцы: полностью зависят от других, но при этом убеждены в своей независимости.
— Талант – единственная вещь, стоящая между большинством людей и их мечтами.
— Ты по-прежнему можешь водить клиентов в стрип–клуб. Просто теперь ты не можешь брать на себя все траты.
— Проверка своего телефона, после того, как кто–то рядом достал свой – это зевание нашего поколения.
— «Занимайся тем, что любишь» – прекрасный совет, чтобы зарабатывать 1000 $ в месяц.
— Сегодняшний зеленый чай ведь отменяет наши вчерашние 15 пива?
— Не важно, кто ты – лев или газель. В обоих случаях тебе нужно лишь быть быстрее самой медленной газели.
— Самых успешных и самых неуспешных людей объединяет одна черта – они думают, что никогда не ошибаются.
— Если ее первым телефоном был Айфон – она слишком молода для тебя, бро.
— Они только что поймали 89-летнего нациста, живущего в Америке. – Я не знал, что Джоржу Соросу уже 89!
— Некоторые люди заключают, что я застенчивый, тихий или скучный, не понимая, что они мне просто не нравятся.
— Мой опыт позволяет мне сделать вывод, что чики с сумочкой от Michael Kors доступнее, чем телки даже с фейковым Louis Vuitton.
— Никому не нравился Бруклин до появления инстаграмовских фильтров.
— Одни из лучших моментов в жизни – те, о которых ты никому не можешь рассказать.
— Каждый ноль в твоем банковском счете увеличивает твой член на 1 сантиметр.
— Отношения подобны детской доске–качалке. Если одному из двух стало скучно или кто–то слишком жирный – веселья не будет.
— Моя будущая жена, возможно, только перешла в старшие классы.
— Деньги не могут купить счастья, но они решают 95% проблем, делающих несчастным.
— Сексуальная девушка так и не узнает, интересна ли она по-настоящему.
— Я не неуместный, это ты адски скучен.
— Если хотя бы для одного человека ты не мертв, значит, ты живешь неправильно.
— Чем больше трещин на экране ее айфона, тем больше шансов у меня увезти ее этим вечером к себе.
— Трудно не судить кого–то, если его любимый фильм полное дерьмо.
— Людям трудно меня смутить. Если только это не азиат с британским акцентом.
— Для большинства людей свобода ассоциируется с большим куском чьих–то денег.


Ссылки по теме:


https://tjournal.ru/p/gselevator
https://twitter.com/GSElevator

Петр Лидов: Особенности национального PR-а (Азия)

Оригинал взят у lenka_kalinka в Петр Лидов: Особенности национального PR-а (Азия)
13 лет Петр Лидов работал в представительствах и операционных компаниях Philip Morris International: в России, Швейцарии, Гонконге, Индонезии и Пакистане. В 2008 году Петр принял решение вернуться в Россию и занял должность директора по связям с общественностью ОАО «МегаФон».

Работа в странах Азии научила Петра принимать другую точку зрения и помогла сформировать собственный стиль управления, который является «срединным» между коллективистским азиатским и личностно-ориентированным европейским.
Об особенностях азиатских потребителей, рабочих буднях и причинах вернуться в Россию Петр рассказал автору журнала Russian Asia Анне Лейбиной sin_paciencia.

Peter_Lidov

Collapse )

"Я люблю продвигать бренды, а не опускать", Сергей Пархоменко

20140206-_DSC0370


Как вы начинали?

Так случилось, что в 1993-ем году меня обокрали, и мне было нечего есть. В то время я учился в военном училище в Ставрополе.

Вообще я вырос в Подмосковье. Поступил в училище в 1990-ом году. Так что получилось, что в тот момент я был военным. В 1993-ем я уже закончил срочную службу, но еще учился. Я имел право выходить за пределы воинской части. И вот за этими пределами, то место, где я жил, обокрали.

Получилось так, что денег нет абсолютно. Военным тогда платили очень плохо. Далеко не каждые 2 месяца, как это было заявлено. Так что параллельно со службой в армии мне пришлось искать средства к существованию.

Примерно 2 месяца я голодал. И это было не лечебное голодание. Но уже спустя 4 месяца я стал лучшим рекламным агентом на «Европе+» Ставрополья, потом лучшим рекламным агентом на местом телевидении. А потом понеслось все вскачь и я, как рекламист, состыковался с самыми популярными местными газетами. И вдруг мне стало скучно. Я понял, что реклама мне не интересна.

На тот момент я уже решил все свои финансовые проблемы. Поэтому сначала я попробовал себя в журналистике, но и она показалась мне скучной. Вот так с 1994-го года я начал заниматься пиаром.

Потом уже была Москва. Были парламентские и президентские выборы 1996-го года. В то время я работал на «Комсомольскую правду». Печатал газеты ЛДПР в типографии «Красной звезды» в жуткой конспирации от военного начальства. По ночам некие тетки выгружали целую фуру с листовками ЛДПР.

И вот тогда, после всех этих выборов, в середине 1996-го года я закрыл для себя тему политического пиара. Мы и до сих пор отказываемся от всех политических заказов, которые периодически к нам попадают.

Это «грязная» работа?

Я просто это не люблю. Если под термином «Черный PR», у которого много определений, подразумевать целеполагание не продвижение своего бренда, а опускание чужого, будь то бизнес, политика или шоу-бизнес, то вот это мне не нравится. Я люблю продвигать бренды, а не опускать. А в политике без этого практически нельзя.

Когда я и мой основной партнер Наталья Ильичева в 1996-ом году организовывали дело, мы решили, что этим заниматься не будем. Вот сейчас происходят выборы в Мосгордуме. Я уже сбился со счета, сколько людей оттуда мне позвонило и предложило работу. Я отказывался. Я даже друзьям отказываю.

Обращались в пиар-агентство или к консультанту?

По-разному было, но я себя не разделяю.

Политика - табу?

Да. Понятно, что крупный бизнес зачастую практически неотделим от политики. Но классические бизнес-пиар-кампании - это наше.

Значит вы сосредоточены на бизнес-пиаре?

Да. Как и вы.

Да. Политика - тоже. Но я там по причине того, что уровень не тот. У меня просто таких знаний нет.

Касательно 1996-го года, все понимают, какой тогда там был пиар. Именно тогда я весьма уважительно стал относиться к Ситникову.

Вы вместе работали над каким-то проектом?

Нет, этим я не могу похвастаться. Моя первая жена была журналисткой. Она брала у него интервью. А поскольку в 1996-ом году PR уже был моей второй профессией (первая - инженер-электрик, специалист по авиационному оборудованию самолетов-истребителей), то она попросила меня проинтервьюировать Ситникова совместно.

Когда я пошел в МГУ получать очередное образование, я взял за ручку Ситникова, когда у него был период между президентскими выборами и Аргентиной, и попросил его прочитать нам курс по разработке стратегий пиар-кампаний. Те полгода я до сих пор считаю своим лучшим курсом по данному вопросу.

Тогда он еще пообещал написать книгу, но так ее и не написал. Я храню этот конспект, как одну из самых лучших вещей. Конечно, сейчас задним умом я понимаю, что отчасти это были направления, а не сами знания. Он перемешал НЛП и разработку маркетинговых стратегий. Но все же просьбу сделать заточку под пиар он выполнил. И за это ему большое спасибо.

При всем том, что сейчас, к сожалению, он погряз в политике с Юлией Владимировной, что, мягко скажем, неоднозначно, тем не менее, он об этом и не подозревает, но я считаю его своим учителем именно по части стратегии. Больше, чем он, по этой части мне не дал никто по жизни.

Конечно, многое он давал довольно общими мазками. Я потратил минимум лет пять, чтобы самому разработать технологии по претворению в жизнь в том числе того, что он тогда просто общими мазками набрасывал. Конечно, очень многое пришлось преломлять под IT-достижения сегодняшнего дня. Например, расчет у него компьютерная сеть из семи компьютеров производила неделю. Сейчас это можно сделать за ночь на нормальном сервере. Он про многое говорил, что мы сейчас это не тянем, потому что нужно потратить две недели, чтобы отладить сеть. Сейчас это не проблема.

Читать далее: http://www.msk-pr.ru/xfiles/pr-services-description_success-story_price/349.html

"Я посетил так много ресторанов, что в России второго такого человека не найти"

Давно-давно я мечтал прочитать книгу «Как раскрутить ресторан». Благо, нива плодотворная, (казалось мне). Чуть ниже вы узнаете, почему. Но мне со времен волонтерства в Сочи не давал покоя мой опыт новоявленного «PR-консультанта из Москвы, специалиста по раскрутке ресторанов». Именно так я себя представлял ресторанам и кафе в столице Олимпиады и соседней Абхазии, дабы «размять мозги» в профессиональном смысле. И, что удивительно, находил доброе отношение, клиентов, деньги, заказы. За 3 дня! Думаю, надо все-таки врыться в эту тему поподробнее, если так везет. Написал самому автору, мол, где можно почитать ваши книги? А то с «Книги.ру»  и  «Озона» их что-то так и не везут. Автор ответил быстро: «Книги лучше купить в самом издательстве». И на интервью также быстро согласился!

Удача!

Но еще большее счастье меня ждало, когда я увидел в собеседнике настоящего своего едимомышленника по сканадальному, провокационному, взрывному крейзи пиару. Вот так встреча!

Читайте интервью, а также советую срочно закупится книгами Олега Назарова. Я хотел купить одну, но взял 4 и теперь жалею, что не закупил 44. Очень уж вкусно и задорно написано!

Поехали!
IMG_8823
Олег! Как вы к этому пришли?

Чтобы сэкономить время, дам сайт: http://www.olegnazarov.ru/. Там все это есть. Просто я уже столько раз про это рассказывал, что сейчас уже не хочется в сто первый раз.

Тогда о пиаре: какие пиар-акции за последнее время вас впечатлили?

Мои или не мои?

Сначала не ваши вообще, которые были в России или в мире, а потом уже ваши.

Конечно, сильной была акция с чемоданами Vuitton на Красной площади. Все на это реагировали, было красиво и здорово. Эту марку кто надо, тот и так знал, да на быдло работать никто бы не стал. Но это был очень хороший ход.

А за прошлые годы?

Мне очень понравилось, как в 2003 году американцы «мочили» Китай, придумав историю про атипичную пневмонию, которая шла якобы из Китая. Мол, если к чему-то китайскому прикоснешься, то сразу заболеешь атипичной пневмонией. На фоне стремительно растущей экономической мощи Китая сделать так, чтобы у обывателя была бы боязнь прикасаться ко всему, что произведено в Китае, это я, так сказать, зауважал. Они очень правильно сработали.

Вы общаетесь с западными коллегами?

Нет. У меня нет никакого пиаровского образования, я работаю интуитивно. Когда-то я писал тексты для Клары Новиковой, для Петросяна, я — литератор. Придумать какую-то «поганку», которую можно пустить в мир, и которую потом стали называть партизанским маркетингом, это не мое. Несколько раз я участвовал в довольно крупных акциях по «черному» пиару.

Это были политические акции?

Скорее экономические. Там очень хорошие гонорары, но очень страшно, потому что в любой момент можно получить по голове. К тому же такая работа самом по себе грязная. И такое мне не нравится. Я люблю нечто более позитивное, что дает, может быть, меньше денег, но больше удовольствия по жизни. Я не бедный человек, так что я могу себе позволить заниматься тем, что нравится.

Для какого еще сегмента вам было бы интересно делать пиар? Например, пиар авиастроения, вертолетов или нечто подобное.

Рестораны — это самые бедные и несчастные мои заказчики, потому что у них меньше всего денег. Вообще мы работали и с автосалонами, и с компаниями по недвижимости… Я работал, начиная с Полонского, заканчивая различными строительными компаниями. Я работал с самыми разными заказчиками и везде что-то придумывали.

Я занимаюсь событийным маркетингов — выдумыванием некоего эвента и прорабатывания каких-то ходов, чтобы с помощью этого повысить узнаваемость. Последней была даже не акция, а создание информационного повода. Мы были в Красноярске, куда нас пригласил ресторан японской кухни «Нияма». Это московская сеть, которая купила там франшизу. Соответственно, там их никто не знал.

Это было в конце февраля, когда как раз заканчивалась Олимпиада. Мы с хозяйками стали ходить по различным японским ресторанам, чтобы изучить конкурентов. И там я встретил своего друга, очень известного местного ресторатора. Он рассказал, что возвращался из Сочи вместе с одним известным спортсменом, который выиграл серебряную медаль. И вдруг все это как-то связалось у меня в одну историю. Я пришел к этим девушкам и спросил, является ли кто-нибудь из уроженцев Красноярска обладателем золотых олимпийских медалей. Они ответили, что не знают. Тогда я решил проверить это со своего ноутбука, и выяснил, что у них есть некий Александр Третьяков, который впервые в истории российского спорта получил золотую медаль по скелетону.

Я предложил запустить такую новость, что шеф-повар этого ресторана с детства является большим поклонником скелетона и фанатом Александра Третьякова. И вдруг он, узнав, что его любимый Саша Третьяков, его земляк завоевал золотую медаль, изготовил японский ролл, который так и назвал — ролл «Третьяков». И надо было действительно что-то изобрести, поэтому мы решили использовать красноярскую рыбу нельму. Он взял эту рыбу, изготовил из нее ролл, и поставил его на две полоски спаржи, чтобы придать ему сходство с санками для скелетона.

На следующий день, когда из Сочи должны были вернуться спортсмены, он поехал вручать им вот этот свой ролл. Одновременно с этим Третьяков получил право до конца своей жизни кушать этот ролл совершенно бесплатно в этом ресторане.

И тут они стали сомневаться, мол, да кто об этом напишет? Да все напишут! Они не верили, тогда я предложил передать эту информацию пиарщику, чтобы он ее разослал. Они позвонили своему пиарщику, тот тоже сказал, что об этом никто не напишет. И тогда я сказал, что этим же вечером самолично напишу статью и сам же ее разошлю.

Я написал, нашел СМИ Красноярского края и разослал эту статью по всем найденным адресам. На следующий день звонят хозяйки и говорят, что с ними связывался один из самых популярных сайтов, который предлагал опубликовать эту информацию за шесть тысяч рублей. Делать это я категорически запретил! Я лишь сказал, чтобы они сказали своему повару, чтобы он действительно изготовил такие роллы и действительно поехал встречать спортсменов в аэропорт. Через час перезванивают: «Они сказали, что опубликуют бесплатно».

Они опубликовали все совершенно бесплатно. Более того, к вечеру его приехали снимать СТС, потом ТНТ, потом НТВ. На НТВ я как раз уехал. И вечером, когда я уже был в Москве, общаясь с друзьями, я говорю: «Представляете, какую «поганку» придумал! Аж НТВ приехали».

На следующий день мне знакомый говорит, что он приехал домой после наших посиделок, включил телевизор, а там шел «Вечерний Ургант». И сам Ургант рассказывает, что в городе Красноярске придумали вот этот ролл. Он минут десять шутил насчет вот этого ролла.

И вот эта, если говорить о последних акциях, одна из моих любимых.

Мне еще очень нравится, что из последнего придумали мои клиенты. В свое время я был в Волгограде, где у них находится сеть пиццерий. Это очень креативные ребята, чей хозяин — депутат Госдумы Олег Пахолков. Он сам пиарщик, имиджмейкер, так что и команда у него соответствующая.

Так вот, я выступал в качестве консультанта. Им очень полюбились мои методы. В связи с последними событиями мы придумали пиццу «Украинская», которая была бы без одного куска — «Крыма». И была пицца «Российская» — всё то же самое, но есть лишний кусок-«Крым». При это на «Украинскую» пиццу распространялась скидка 50%. На «Российскую» скидок не было. Разумеется, все брали «Российскую» — без скидок, но зато с лишним куском.

Но это все придумали они, а не я.

Но, можно сказать, что все это по вашей науке.

Мои ученики, да.

Мои ученики как-то придумали купон на месяц жизни с миллионером. Это было на 14 февраля. Покупаешь купон, а затем живешь некоторое время с миллионером, ездишь по его курортам и подобное. Вскоре приехала пачка «телеков», хотя некоторым особо любопытным мы отказали.

То есть это был не настоящий миллионер?

Совершенно верно. Мы просто повесили обращение, мол, миллионер Борис предлагает месяц совместной жизни за тридцать тысяч рублей. А недавно они еще сделали «скидку на смерть». Ходили люди в масках смерти и раздавали купоны на скидку на кладбище. Место на кладбище предлагалось со скидкой в 70%. Правда, их чуть не закрыли, поскольку весь этот похоронный рынок не предусматривает никаких скидок.

Это правда было?

Да-да. Мы как-то раз даже продавали купоны на индульгенции под «конец света». Эта была очень мощная акция, посещаемость сайта резко подскочила. С тех пор мы вот эту тему для разных сайтов придумываем и делаем. Я вообще приверженец именно таких методов.

Ну да, провокаций.

Да, провокаций. Мы этим последние три года занимаемся. Я просто обожаю общаться с единомышленниками на эту тему. Но вернемся к вопросам: процент вашей специализации, ваших заказов, он большой? Все знают вас, как специалиста по раскрутке ресторанов. Большой ли сегмент работы вы делаете именно для них?

Я вообще учитель биологии и английского языка. Так случилось, что я попал в пиар и начал заниматься пиаром ресторанов. Затем вышла первая книжка «Как раскрутить ресторан», затем пошло дальше и дальше, и меня как-то затащило в эту ресторанную сферу. Я всегда всем говорю, что я сам не из ресторана, у меня нет своего ресторана и я не хочу иметь свой ресторан. Но поскольку я регулярно их посещаю, я очень много знаю.

Я посетил так много ресторанов, что в России второго такого человека не найти. Я иду с отрывом в десять раз от того, кто считает, что посетил больше всех ресторанов. В год я посещаю тысячу различных ресторанов.

Это только в России?

В основном в России. Но если еду за границу, то там за день могу посетить и пять ресторанов. Я просто люблю это дело, и поэтому очень много знаю про ресторанный бизнес. Мое второе направление — консалтинг ресторанов. Я всегда всем говорю, что работаю с продвижением, но обычно меня приглашают те, у кого все не очень хорошо. И объем знаний уже такой, что за час ты понимаешь, откуда проблемы. Вот как есть 36 сюжетов сказок, и ты не сможешь придумать 37-й, потому что все уже исчерпано. То же самое и с количеством типичных причин.

Я уже все это видел, поэтому как только я прихожу, то сразу все раскладываю по полочкам. Возникает именно такой вариант общения, бизнеса и так далее. Выходит консалтинг, ресторанные семинары и плюс пиар-акции, которыми я занимаюсь, и которые я очень люблю. Я занимаюсь и классическим пиаров, и другим, когда нужно написать пиар-концепции. И мне без разницы, кто заказчик — я и торговые центры раскручиваю, и гостиницы, и даже планирую взяться за депутатскую кампанию.

По большому счету, механизм везде один и тот же, потому что пиар, на мой взгляд, основан на нескольких вещах. Во-первых, на близости к восприятию целевой аудитории, на которую ты работаешь. Во-вторых, это должно быть что-то очень неожиданное и эмоциональное. В-третьих, чтобы скрыть сугубо коммерческое направление, это должно быть связано с какими-то общезначимыми ценностями. И если какие-то мероприятия удается подстроить под эти три составляющих, то это сработает на 100%. Именно поэтому мне без разницы с кем работать.

Продолжение завтра...

Один мой день в женском монастыре 22.03.2014

Всем привет! Меня зовут Роман, и сегодня я хочу рассказать и показать вам, как я с семьей побывал на постных прошлых выходных в Николо-Сольбинском женском монастыре, что расположился посередине Золотого Кольца.
35
Collapse )

"Я попросил всех выключить диктофоны - все тут же включили. Господи, как же они конспектировали."

Сегодня в гостях уютной пиар-жежешечки - мощная личность, загадочная и профессиональная. Реальный эксперт и интересный собеседник, который в этот раз очень разоткровенничался. И за словом в карман не лез, (кстати, почитайте твитер и блог его группы pr2bgroup, вы узнаете этот стиль:-) . Слушать и читать - одно удовольствие.

Кстати , замечу, что при общении с Владимиром испытываешь очччень противоречивые чувства. Мы беседовали в его офисе на Проспекте Мира, который сам он называет "чистилище". Уже мощно, да?

Взгляд у него - то ли актерский, то ли разведческий. Наверное, оба предположения отчасти верны:)

А девушки у него на экзаменах - плачут! Почему - читайте ниже.


Владимир Журавель


Представьтесь, пожалуйста?
Журавель Владимир Александрович, кандидат исторических наук, президент  PR2B Group, помимо пиара я занимаюсь инвестициями, консалтингом, преподаю не только в России, но и в зарубежье. Например, философский факультет МГУ и WIFI - Институт развития экономики Австрии, я читаю там лекции.

Как вы стали гендиректором PR-агентства? Это был долгий карьерный путь?
Знаете, я довольно странный человек, плыву в основном по течению.

Обычно странные люди не плывут по течению…
Нет, я как раз плыву по течению и вокруг меня еще более странные люди, так что течение правильное и прибивает в правильные места… Обычно люди либо сами чего-то добиваются, либо  их добивают, а мне это досталось по наследству.

Пиар? По наследству?
Да. Я родился в 1969 году. Нет, правда. Просто выгляжу моложе. Когда-то я занимался спортом и вообще стараюсь придерживаться здорового образа жизни, несмотря на свои габариты.

Единоборства?
Collapse )

А вы бы хотели, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам?
Конечно, куда они денутся.

А сколько им лет? Чем они сейчас занимаются?
Дочке Нюсе 6 лет и она очень хочет побывать у меня на работе. Я ее брал пока только в университет и ей очень понравилось, что у папы на экзамене девочка плакала.

Понравилось?
Нюсе это очень понравилось, потому что папа «…настоящий строгий учитель». Девочка плакала на экзамене, бывает, что и плачут, значит, не все равно, значит, получится из девочки пиарщик, удачи ей и нам с ней, когда в бизнесе будет.
А сынок еще совсем маленький. Подрастет, по выставкам с собой таскать буду, как мой папа меня.


Работа сценариста сериала

Мощная работа.

--

Я вообще писатель и раньше с "волшебным миром кино" мне приходилось сталкиваться только в качестве зрителя. Но так получилось, что в конце прошлого года меня пригласили принять участие в написании серий для простого "коммерческого" сериала.

С одной стороны - мне, светочу и лаураету как-то негоже опускаться до такого "примитивного уровня", но, с другой - я получила бесценный опыт работы в команде, с профессионалами, злыми редакторами, которые очень помогли сбить мою зарождающуюся авторскую спесь и чувство собственной значимости. В плане "творчества" работа такого "коммерческого" сценариста крайне далека от "высокой литературы", но невероятно полезна в плане дисциплины и какой-то авторской саморегуляции: а то нас, гениев, иногда заносит, а нужно уметь говорить четче, по-киношному ясно, ну и т.д. Сказать, что я довольна полученным опытом - это вообще ничего не сказать!

Работа уже закончилась, я написала несколько серий, и хочу поделиться опытом - может, кому-то он покажется интересным.

Гонорар за сценарий для сериала

Итак, начну с самого главного и интересного. Гонорар за сценарий для сериала являет собой четырехзначную цифру в долларах, пятизначную в гривнах и (иногда) шестизначную в рублях. Из всех видов писательской деятельности, мне кажется, именно сценарии приносят какую-то ощутимую прибыль. Из всех видов фриланса – этот один из «благодарных» - ваше имя войдет в анналы, просияет в титрах, и каждая принятая работа будет гордо красоваться в портфолио рядом с всенародно любимыми названиями проектов (сериалов). Но и крови за этот сценарий из вас будет выпито немало. На собеседовании продюсер сетовал – многие, очень многие пытались влиться в проект, но не выдерживали прессинга и требований группы, тона, каким выносились замечания, ну и просто... не выдерживали, не тянули.

Как пишется сценарий сериала


Как стать сценаристом сериала

Тут я напишу честно: мне повезло. Во-первых, я лауреат крупной литературной премии, а это, как показывает практика, – со служебного входа, минуя очередь и прямо в кабинет. Во-вторых, нашлись общие близкие знакомые, и мои творения оказались у человека, который принимает решения. То, как я пишу, ему показалось перспективным, - именно в киношном плане, и меня пригласили в проект. Но на этом везение заканчивается. Честно.

Если пока нет премий и связей, то советую внимательно изучить сайт: ezhe.ru/data/vgik/news.html

Недавно мы пили кофе с мужем и его другом, киношником до мозга костей, который, кажется, родился на «киевнаучпопфильме» и знает всех и вся. Он сказал, что Очень Большие Люди Кино регулярно шерстят базу новых сценариев на предмет чего-то интересного.

Для меня лично это было открытием: казалось, что все творчество, которое выкладывается в Сеть, никому, кроме самого автора, не нужно и никем не читается.

Еще оказалось, что все, опубликованное в базе сценариев ВГИКа, автоматически защищено авторским правом, так что если вашу идею украдут, вора заклеймят позором: ведь ваш сценарий узнают все те, кто его прочитал, а таких, повторяю, будет немало.

На том же сайте можно ознакомиться с поставленными сценариями и понять, как это сделано.


Как пишется сценарная заявка на сериал

Словом, выйти на режиссера-продюсера совсем нетрудно. Им самим очень нужны ваши классные идеи и сценарии, по которым можно снять фильм на много миллионов. Где-то в открытом доступе в Сети, я слышала, есть база продюсеров с контактами.

Продолжение - http://www.avtoram.com/rabota_stsenarista_seriala

Ночной забег 6 часов. Это было сногсшибательно!

Сам от себя не ожидал. Думал, километров 5, и хватит. Но втянулся!

Первый раз такую маньячную тему пробовал. Но оказалось, есть и более жесткая тема - суточный марафон.

Мне очень понравилась компания - профи и простые бегуны со всей России в минувшую ночь бежали рядом.

Posted via LiveJournal app for iPad.

PR-ИНТЕРВЬЮ, ВЫПУСК 110. Михаил Умаров, коммуникационное агентство Comunica

4P6A6161

Михаил Умаров: Пиар — такой же бизнес, как и любой другой

ВВЕДЕНИЕ

Проект "Интервью с высшим эшелоном российского пиара" сим пошел по второму кругу. Собственно, я тогда уже опоздал, когда получил первое в серии PR-интервью-2 от Михаила Умарова, как директора по пиару Вымпелкома, а в комментах отписались, мол, уже не того. И вот теперь все встало на свои места.

Кстати, кому интересно, могут те ответы с этими сравнить. Вопросы пересекались, но лишь частично. Живая беседа - она на то и живая, что более качественная по определению. 

Получилась беседа двух интеллигентных, точнее одного хочется верить как минимум))) - людей, которым не в лом обсудить тут же свой рассказанный анекдот)))) И вообще - интересно, корпоративно получилось, по-цеховому. 

Читать обстоятельно.

Михаил Умаров: Пиар — такой же бизнес, как и любой другой

Представьтесь, пожалуйста.

Умаров Михаил godbluff_35, управляющий партнер и генеральный директор коммуникационного агентства Comunica. Преподаватель в целом ряде ВУЗов, в том числе в Лондонской школе пиара, Высшей школе экономики, МГУ и других.


Определите, пожалуйста, коротко: эффективный пиар — это…?

Эффективный пиар — это создание благоприятных условий для роста бизнеса.

Эффективный пиар — это грамотное управление репутационными рисками.

Эффективный пиар — это конверсия имиджа в результат.


Как вы подбираете сотрудников в команду? Это личные качества или это профессионализм? И что выгоднее?

Близкий по духу профи — конечно, идеальный вариант. Есть профессионализм, но нет лояльности – итог предсказуем. Такой человек будет попутчиком на короткую дистанцию. Поэтому, на долгосрочную перспективу ищу близкого по духу союзника, заинтересованного в сотрудничестве. Проще его обучить с профессиональной точки зрения, чем поменять настрой у нелояльного профессионала. Если стоит задача краткосрочная, то, в общем-то, ответ тоже понятен.
В этом смысле, отличие агентства от компании в горизонте планирования, сроках и дедлайнах. В компании часто есть время человека воспитать, вырастить. И это выгоднее. В агентстве часто таких сроков нет – нужен готовый специалист.


Учитывая большую текучесть кадров в пиаре, выгодно ли это вообще — обучать? А то вот так обучишь, а получается, что не для себя учил.

Тут уже вопрос в том, как долго вы будете удерживать такого специалиста. Вопрос, прежде всего, системы мотивации и корпоративной культуры в агентстве. И понятно, что только обучением здесь ограничиваться нельзя, иначе ты, действительно, будешь решать проблемы рынка, а не свои.


У вас есть опыт, мало сказать «огромный опыт работы», - и в компании, и в агентстве. В агентстве как обычно мотивируется пиарщик? Какая мотивация все-таки для пиар-специалиста лучше, эффективнее, надежнее — проектами или деньгами?

Какие-то факторы преобладают в агентстве, какие то в компании, – а так, разницы не вижу. Деньги я бы вообще не относил к факторам мотивирующим. Гигиенический, как говорят, фактор — когда денег мало, человеку, собственно, о мотивации и думать не приходится. Бонусы, премии, опционы – могут мотивировать, но на короткой дистанции и не всех.
По-хорошему, мотивировать человека должен успех, достижение результата, масштабность задач, широта полномочий, признание, возможности развития и так далее. Все эти факторы известны: это своего рода моральные бонусы от работы. Просто у каждого они идут в своем порядке и имеют разный вес.

В агентство обычно идут за профессиональным развитием и перспективами, потому что тут есть возможность шире смотреть на мир, работать с разными брендами, проектами, задачами – все более динамично.

В компании результат зачастую более понятен, там больше внимания уделяется социализации сотрудника, признанию его достижений, его позиционированию. Кому-то это важнее.


Как вы отвечаете на вопрос людей, которые впервые вас видят и спрашивают: «Чем вы занимаетесь?» Все ли понимают, что такое пиар или приходится устраивать мини-лекцию? Как вы обычно отвечаете на этот вопрос?

Иногда рассказываю анекдот или привожу пример из каких-нибудь известных фильмов на эту тему. «Хвост крутит собакой» или еще каких-то. «Вот, - говорю, - видели? - Вот это вот про меня».

И, может быть, это людям даже понятнее, потому что есть какой-то визуальный образ, чем какие-то пространные объяснения по поводу, позиционирования, восприятия, отношения и так далее.


Кстати, что рекомендуете почитать, связанное с пиаром?

В свое время, главный редактор «Ведомостей», по-моему, Татьяна Лысова, советовала своим корреспондентам побольше читать Акунина для того, чтобы вырабатывать простоту и легкость написания текстов. Согласен с этим советом. Один из главных недостатков современного пиарщика,— это катастрофическое неумение писать и складно выражать свои мысли, будь то письменно, будь то устно. Поэтому почитать Акунина, или вообще классику любую…

Из кинофильмов «Хвост вертит собакой», наверное, самый известный рассказ о нашей профессии, «Здесь курят», конечно. 99 франков. Очень люблю «Чего хотят женщины», хотя это уже и про рекламщиков. Этот фильм ведь не только про любовь.


Может быть, из пиаровской литературы что-то посоветуете?

Я бы сделал фокус на Social Media. По PR уже все много раз пережевано. Хотя тут книги советовать плохая затея – все устаревает за пару месяцев… Лучше следить за интернет ресурсами по данной теме, ходить на профессиональные конференции.


У вас, кстати, не выходит новая книга? У вас одна книга или я что-то упустил?

У меня одна, просто было две редакции. Я планирую написать новую, но для этого надо две вещи: свободное время в достаточных количествах и, наверное, некую критическую массу опыта и связанных с ним эмоций. Вот под этим углом – личного опыта, отношения и эмоций мне было бы интересно рассказывать о проектах, клиентах, кейсах, ситуациях – в общем, о своей работе.

Пока копите эмоции?

Коплю.


У вас классные анекдоты были в книге. Про репутацию Роллс-ройса мне понравилось. Может быть, что-нибудь еще такое из новенького расскажите? Профессиональные анекдоты?

Сейчас у нас довольно много проектов связано со стратегией, стратегическим консалтингом, исследованиями, то я привожу анекдот уже тоже достаточно известный.

В принципе, анекдот старый. На чемпионате лесорубов в финале сошлись канадец и норвежец. И канадец рубил лес не переставая, а норвежец каждый час на десять минут затихал. Канадец уже был готов праздновать победу, но выяснилось, что норвежец все таки нарубил больше.
- Но как такое возможно?! – недоумевал канадец
- Просто эти десять минут, что ты продолжать валить лес, я точил свой топор – объяснил чемпион.

Я этот анекдот привожу, как иллюстрацию важности исследований в нашей профессии и основанной на исследованиях стратегии, соответственно, более четкого фокуса на поставленных задачах.

Потому что когда мы готовы инвестировать в это свое время, то в итоге мы получаем больше, так как работаем эффективнее. У нас есть много своих пословиц на эту тему – Тише едешь… Семь раз отмерь… и так далее. К сожалению, это видно по рынку, в целом, исследования и разработка стратегии – не очень востребованные услуги.


Спасибо. Но почему он про стратегию и исследования? Он про отдых, мне кажется, про самосовершенствование.

Норвежец точил топор, чтобы работать эффективнее и, в итоге, валить больше. В этом и есть смысл любого исследования, любой стратегии - сфокусироваться на главном, отточить свой удар. И, соответственно, достичь большего результата. Такой иносказательный смысл.


Следующий вопрос, Михаил, к вам такой. Вы по-прежнему получаете кайф от работы? Она для вас — дело любимое, пиар? Что вы можете по этому поводу сказать?

В противном случае я бы этим не занимался, нашел бы какую-нибудь другую работу себе.


А не чувствуете ли, что, скажем, в бизнесе вы состоялись бы больше? Не было ли желания не повышать прибыльность кому-то, а самому бизнесом заняться?

А чем консалтинговый бизнес, в принципе, отличается от телекоммуникационного?


Ну это всякие там эти, штуки, грубо говоря, тянуть куда-то, вышки там и, может быть, софт. Консалтинг — это голова и компьютеры.

Ну да, но, я имею в виду, что как бизнес с цифрами, задачами, работой с людьми – он ни чем не отличается.


Но считается, что пиар — это и не бизнес, это просто, ну, такое, скажем, не знаю, увлечение, не знаю, хобби или там, не знаю… ну не бизнес — точно! Судя даже по оборотам, если смотреть. Вот консалтинг — ну, наверное, да. Но сколько в пиаре консалтинговых компаний? Процент-то небольшой, мне кажется. Или, может, я ошибаюсь?

Наверное, не соглашусь, потому что, на мой взгляд, пиар — такой же бизнес, как и любой другой. Мне кажется, заниматься надо тем, что ты умеешь, что тебе нравится, а бизнес можно сделать, в принципе, из всего: из продажи игрушек или, там, не знаю, из уборки мусора. Вопрос склонности, умения, желания и фантазии, наверное.


Вы журналист по образованию? Вернее, по первой профессии?

По первой профессии — да. По образованию я инженер.


Как также журналист по первой профессии, спрошу у вас прямо: «А бывают ли бывшие журналисты?» Не тянет ли вас на репортаж или в блог-тур, например? Есть ли позывы к журналистской деятельности?

Ну, в общем, да. После написания книги я вел какое то время блог на сайте «Форбса». Вот сейчас я с одним из наших клиентов, компанией «Субару», с удовольствием поучаствовал в тест-драйве автомобиля. И написал об этом как автоблогер. Просто мне это интересно, что-то новое пробовать, об этом писать. Поэтому — да! Я, как журналист, наверное, не умер.


Окей! Еще вопрос традиционной в этой серии PR-интервью. Вы бы хотели, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам: журналистика, пиар? Или может быть, порекомендовали им что-то иное?

Они сами для себя решат. Я просто в этом уверен! И, наверное, это вопрос склонности и связанной с этим успешности. То есть, если они будут успешны в этой сфере, то почему нет? Я, в общем, ничего в этом не вижу плохого, зазорного. В конце концов, у нас существовали династии токарей или комбайнеров, почему бы не существовать династиям пиарщиков?


Имидж пиарщика, по-вашему, как — выправился в последнее время? Имидж профессии сегодня каков, ваше мнение?

Вы знаете, это очень интересный вопрос. Я вот недавно себя поймал на мысли: у меня всего за неделю было три очень разных встречи с клиентами. В одном случае, западная компания, крупный и известный бренд, делает с нашей помощью стратегию. И смотрит на нас – как на Консультантов с большой буквы.

С другой компанией, автомобильной, там совершенно другая история — компания смотрит на нас, как на своих партнеров, и обсуждает с нами свои цели и задачи. Мы что-то предлагаем, в чем то спорим, дополняем друг друга. В общем, работаем командой.

Третий кейс – российская промышленная компания, которая с первого дня стала смотреть на нас как на «освоителей» бюджета. К каждому слову, запятой придирались, в каждой статье выискивали ляпы, все время взвешивали, отрабатываем мы свои деньги или нет. Я не против того, чтобы считали каждую копейку. Я против изначального отношения к агентству как к мелким жуликам. Ну и в итоге мы расстались недовольные друг другом. Притом, достаточно быстро.

И я это к чему? К тому, что, наверное, мы такие, какими нас видят заказчики, какими нас видит рынок. Если большая часть рынка будет на нас смотреть как на Консультантов с большой буквы, партнеров и так далее, мы такими, в общем, и будем. Или будем к этому стремиться. Если рынок будет смотреть как на, там, прохвостов и стяжателей, через этот стереотип будет достаточно сложно перепрыгнуть.


А нет ли у вас такого понимания, что они будут смотреть так, как пиарщик и пиар-сообщество этого захочет? То есть это же все формируемое, рукотворное.

Безусловно! Здесь определенные сдвиги происходят, позитивных вариантов отношений больше. А вот скорость изменения зависит не столько от имиджа индустрии, сколько от ее профессионального уровня. По мере того, как мы будем этот уровень подтверждать своей работой, своими проектами, своими результатами для клиента, будет меняться и отношение к отрасли.


Часто ли к вам клиенты приходят с такой целью, как повышение продаж? И вообще, пытаются ли они привязать вашу деятельность к своим продажам? И что вы им отвечаете обычно на это?

Приходят достаточно часто и, на самом деле, это хорошо. Хуже когда «цель» – обеспечить присутствие в социальных сетях или завести там страничку своего бренда.

Когда приходят с такими запросами, проект, зачастую, обречен на провал. С одной стороны, цель вроде бы легко достижима, но она ничего не меняет или не помогает с точки зрения бизнеса компании. Иногда это вообще с бизнесом никак не связано.


А что вы им отвечаете на это? Как бы соглашаетесь с такой задачей? Вернее, принимаете ли ее на себя?

Мы дискутируем с клиентом, пытаемся выяснить его истинные проблемы и потребности. По большому счету, у любого бизнеса целей всего две: либо продажи и связанный с этим рост стоимости, либо это сохранение этой стоимости, то есть через управление рисками и репутацией. PR – это больше про вторую группу задач. Есть еще задачи, которые где-то на стыке, например, управление лояльностью, клиентский сервис и так далее.


Антикризис еще случается?…

Это все про сохранение стоимости. То есть: про обеспечение тех условий, в которых рост стоимости вообще, в принципе, возможен. Важно понимать, где проходит граница. Возьмем для примера жевательную резинку. Для продвижения такого продукта PR полезен мало. Его эффективность низка по сравнению с маркетинговыми инструментами.

Теперь представим, что на заводе жевательных резинок, не дай бог, кого-нибудь убило, кто-нибудь отравился… В такой ситуации маркетинг ничем не поможет своей компании, а роль PR, напротив, многократно возрастает.

Поэтому это разные группы задач, и важно понимать, что клиенту действительно надо. Мы, в первую очередь, сильны по части работы с рисками, управления репутацией и защиты бизнеса…

Хотя, конечно, можем помочь и с продажами. Если компания продает любые продукты, которые требуют более детального разъяснения, чем это может дать реклама, то, конечно, пиар здесь может помочь, и он будет полезен. Поэтому это всегда вопрос, наверное, такого, более детального разговора с клиентом.


Есть ли клиенты, которым вы отказываете по каким-то параметрам? Входной барьер некий у вас есть - бюджет не меньше стольки-то, с теми-то мы точно не будем работать, с такими задачами - тоже «до свидания»? С кем вы точно не будете работать? Есть ли подобные рамки у вас в агентстве?

Некоторое время назад мы отказались от работы с одним банком. С деньгами там было все в порядке, люди выходили с регионального уровня на федеральный. Но свою историю создания и бенефициаров открывать отказались наотрез. Мы честно сказали, что такие же вопросы вам зададут журналисты и на этом в строительстве репутации можно будет поставить точку.

Нам не очень интересна политика, потому что мы не считаем нужным лезть в те сферы, в которых не сильны. Также очень спорная тема благотворительность. Недавно к нам приходили сотрудники одного благотворительного фонда. Мы отказались сотрудничать в силу того, что сфера очень тонкая. Когда на каких-то бедах, проблемах, болезнях, кто-то зарабатывает деньги… Ясно, что без этого никак, потому что должны быть какие-то распределительные механизмы по сбору средств, но душа не лежит. У меня к этому какое-то очень сложное отношение


Кому вы еще точно откажете? Может быть, тем у кого «пятьдесят тысяч рублей в месяц, и все»?

Есть финансовые ограничения, это очевидно, потому что у агентства есть некая себестоимость услуг, ниже которой просто работать бессмысленно. Может быть прибыльным проект на 50 000 рублей, а может быть убыточным за миллион, потому что просто слишком много ресурсов требует. Поэтому, финансовые рамки, безусловно, есть, но они скорее определяются внутренней рентабельностью.


Ваши пожелания молодым пиарщикам? Блог читает много студентов, которые обучаются, учатся на каких-то последних курсах — читают. Ваши пожелания к молодым пиарщикам?

С удовольствием цитирую американского футуролога Элвина Тоффлера, который сказал, что главный навык нашего времени — это умение разучиваться и переучиваться. Это, мне кажется, самое ценное, что может пиарщик научиться делать.

Просто если раньше ты десять лет в профессии или пятнадцать провел, то уже гуру, эксперт. Сейчас таких гуру нет. Мы все, как бы на равной стартовой позиции, все каждый день пытаемся выучиться чему-то новому. И дальше будет только хуже в этом смысле.


Но с этой стороны — только лучше, то есть обучиться всему новому!

Ну да, но хуже для тех, кто, в общем-то, учиться не хочет.


Да-да-да, согласен!

И не хочет разучиваться! Тот, кто привык к каким-то подходам, а они же сейчас не работают.




Проект "Интервью с директором PR-агентства / Высшим эшелоном российского PR" -продолжается.